Белые воины в Бельгии

Бельгия занимает в истории русского зарубежья особое место. Это  небольшое королевство оказалась одной из наиболее гостеприимных стран для русских белых изганников. Бельгийское правительство бережно относилось к их специфике и общественной жизни. Бельгийцы не забывали значения военных усилий России в Мировую войну в решительные дни, когда военное счастье могло перейти на сторону немцев. Бывшие русские военные находили в Бельгии понимание и  средства к существованию, а широко представленные в стране российское дворянство обрело достойное положение в бельгийском обществе.Бельгийская католическая церковь широко помогала детям русских беженцев в получении среднего и высшего образования. Многие из них окончили знаменитый Лувенский университет и затем нашли хорошую работу по специальности в Бельгии или за ее пределами. В начале 1920-х годов в стране была лишь одна русская праволсавная церковь: домовой Св.-Николаевский храм в Брюсселе, основанный в 1887 г., а в конце 1930-х годов в Бельгии было уже 9 церквей, в том числе уникальный храм Св. Иова Многострадального, сооруженный в память убиенной Царской семьи и белых воинов, погибших в борьбе с большевиками.
После Второй мировой войны, в Бельгии поселилось значительное количество беженцев – «перемещенных лиц» из СССР и прочих европейских стран, захваченных коммунистами. Первоначально приглашенные для работы на шахтах и заводах, они постепенно слились с местной белой эмиграцией и активно включились в ее церковную и общественную жизнь.


Первая могила ген. Врангеля в Бельгии

Ген. Гартман у гроба ген. Врангеля

В сентябре 1926 г. ген Врангель переехал из Сербии в Бельгию и поселился в Брюсселе, где работал инженером. Он продолжал на новом месте возглавлять Русский обще-воинский союз (РОВС), основанный им в 1924 г. После загадочной смерти Врангеля  (25 апреля 1928 г.), его преемники  генералы Кутепов и Миллер руководили РОВС-ом из Парижа. Затем, с 1938 по 1956 г. РОВС возглавил проживающий в Брюсселе ген. Алексей Петрович Архангельский (1872-1959), бывший начальник Главного штаба и ближайший сотрудник ген. Врангеля в Гражданскую войну.


Русская стрелковая дружина, в центре  – архиеп. Александр (Немоловский)

В 1930 г. была основана в Бельгии  марковцем-артиллеристом полк. А.Н. Левашевым Русская стрелковая дружина,  подготовляющая эмигрантскую молодежь к будущей вооруженной борьбе с большевизмом. Через дружину прошло до 1940 г. ок. 350 молодых людей. В 1936 г. кап. В.В. Орехов, вынужденно переселившись из Парижа в Брюссель, продолжил до 1980-х годов в столице Бельгии публикацию основанного им в 1929 г. журнала «Часовой», ставшего  главным печатным органом белой военной эмиграции.
В Бельгии были представлены и активно работали многие организации и союзы белого воинства. Генерал Борис Егорович Гартман (1878-1950), б. командир л.-гв. Конного полка и Горской конной дивизии на Юге России, в 1930-е годы возглавля местный отдел РОВС. Полковник Анатолий Николаевич Левашев, начальник группы 1-го армейского корпуса в Брюсселе, был первым председателем Общества Галлиполийцев в Бельгии. После Второй мировой войны Общество  возглавял полковник-дроздовец Николай Николаевич Ханыков, а затем полковник Николай Игнатьевич Скорино, офицер-марковец скончавшийся в 1965 г.
Публикуемые нынче документы относятся к разным временам богатой и многогранной жизни белой эмиграции в Бельгии и передают некоторые из ее специфичные аспектов .
Н.Р.


Св.-Николаевский храм в Брюсселе

На вечере галлиполийцев (1935 г.)

5-го Января [1935 г.] состоялся ежегодний традиционный вечер галлиполийцев, собравший очень большое число публики и русской и бельгийской.
Как всегда, у галлиполийцев царил порядок, распорядительность и непринужденное веселье, и всё вместе невольно заставляло вспомнить ту непоколебимую бодрость духа, какую заповедал всем, украшенным галлиполийским значком первый начальник галлиполийцев – генерал Кутепов.
Вечер начался [бельгийским гимном] «Брабансоной», исполненною военным оркестром 9-го линейного полка, выслушенной стоя всеми присутствующими. По желанию публики и под криками «Вив ле руа!» [«Да здраствует король!»] и «Вив ля Бельжик!» [«Да здравствует Бельгия!»] – бельгийский гимн был повторен.
«Ля Насьон Бельж» от 7 января с.г. пишет: «В субботу 5 января, русские комбатанты возобновили жест в честь короля Леопольда III. Но в этот момент их мысль была направлена как к почившему королю Альберту I, так и к последнему русскому царю. Музыка 9-го линейного полка участвовала в этом концерте и жаль, что после «Брабансоны» оркестр не сыграл «Боже Царя храни» – русский императорский гимн. В прошлом году (на галлиполийском вечере), карабиньеры его сыграли, что произвело на бывших комбатантов и участников Белой армии глубокое впечатление».


Полк. А.Н. Левашев

В дивертисменте участвовали артистические силы русской эмиграции и публикка очень горячо и шумно их приветствовала. Нам показалось, что наибольший успех этого вечера выпал на долю 11-летней маленькой балерины Талочки Пурпиш, совпавший с ее артистическим юбилеем – 100-м балетным выступлением перед зрителями. Особенно нам понравились мазурка и краковяк, протанцованные Талочкою изяшно, грациозно и с огоньком.
После длинной интересной концертной программы, затянувшийся почти до полночи, начались оживленные современные танцы – танго, фокстроты, изредка вальсы и, под конец вечера, почти позабытые мазурки, под музыку прекрасного джазбанда, руководимого г. Корсаком. Интересно отметить, что среди танцующих выделялись военные формы бывших на этом вечере бельгийских офицеров – улан, летчиков, карабиньеров и гренадер, правда бывших в небольшом числе, но пристутствие их на вечере русских комбатантов подчеркнуло дружескую связь между прежней русской армией и современной молодой бельгийской. Как нам передавали, бельгийские офицеры  с удовольствием веселились среди русских и об этом вечере сохранили очень милое воспоминание.
«Часовой» № 143, 1935, стр. 30.

Юбилей генерала А.П. Архангельского

29-го марта [1947 г.], по инициативе организаций Русского обще-воинского союза, в Брюсселе состоялось скромное чествование начальника РОВС ген. А.П. Архангельского. Собрались все представители организаций РОВС в Бельгии. Прибывших А.П. и С.А. Архангельских встретил [начальник 5-го отдела РОВС]. ген. Б.Е. Гартман. С.А. Архангельской были поднесены цветы.
Ген. Гартман поднес ген. Архангельскому художественно исполненный офицерами Союза адрес, в котором выражалась уверенность, что чувства искренней преданности, уважения и любви, которые питают к юбиляру присутствующие, разделяют все чины РОВС, разбросанные по всему свету. Ген. Гартман присовокупил, что вся жизнь ген. Архангельского и его руководство РОВС являются для всех его чинов примером верности долгу и Родине.


Ген. А.П. Архангельский

В ответ ген. Архангельский, глубоко тронутый приветствием, сказал о том, что примером для всего мира является РОВС, в котором соединились люди, первые поднявшие знамя борьбы против мирового большевизма и которые, несмотря на все испытания, сохраняют эту верность до конца.
Капитан Орехов, сказавший о том, что инициатива группы русских офицеров в Бельгии нашла живейший отклик среди членов РОВС, которые разделяют с присутствующими чувства глубокого уважения и любви к ген. Архангельскому, огласил поступившие многочисленные приветствия от чинов и групп РОВС в разных странах нашего рассеяния.
В дальнейших речах  Полк. Харитонов (от б. офицеров Ген. штаба), полк. Успенский (от георгиевских кавалеров) и представители организаций молодежи в искренних словах отмечали прошлую службу известного всему офицерству дежурного генерала, потом ближайшего советника ген. Врангеля и, наконец, начальника РОВС ген. Архангельского и выражали ему свои искренние пожелания многолетия и радости увидеть нашу Родину возрожденной и свободной.
Во всех приветствиях и речах отмечались чувства глубокого уважения и симпатии, которыми пользуется повсеместно верная спутница жизни генерала Архангельского Софья Александровна.
На скромном торжестве, оставивщем глубокое впечатдение, присутствовали представители всех организаций (Союза Галлиполийцев, во главе с полковником Левашевым и предс. правления ротм. Ивановым, корниловцы, марковцы, дроздовцы, алексеевцы, казаки, инженеры, артиллеристы) и групп русской молодежи в Бельгии.
Недостаток места не позволил пригласить множество желавших лично приветствовать дорогого юбиляра. Но присутствующие на торжестве, подымая бокалы за многолетие А.П.  и С.А. Архангельских, были уверены, что они выражают искренние чувства всей национальной эмиграции.
«Часовой» № 264, 1947, стр. 20.


Храм-памятник Св. Иова Многострадального

Парадный вечер галлиполийцев в Брюсселе (1954 г.)

Галлиполийцы!.. Это слово – синоним трагедии России, но и ее величия. Сколько страшных лет на чужбине  провели они, спаянные пролитой кровью на полях чести Великой войны и в борьбе за освобождение своей родины! Галлиполийцы, идейные крестоносцы, с железным значком и черным кольцом рыцарского единения.
Каждый год они делают смотр своим силам и, вместо парада, устраивают в Брюсселе и других местах мира, где живут, свой вечер, всегда привлекающий к себе друзей среди соотечественников и иностранцев.
30 апреля их «те дансан» [«чай с танцами»] с артистической программой, организованный в Декоративном зале Дворца искусств в Брюсселе, прошел с большим успехом. С 5 часов дня начался сьезд публики – дам в модных туалетах, элегантных молодых людей, членов русской колонии и бельгийцев, среди которых много представителей высших кругов.
При входе в зал прибывших встречали устроители вечера – председатель правления Отдела Галлиполийцев полк. Н.И. Скорино и распорядители – галлиполийцы. Любезно принимала гостей председательница дамского комитета С.М. Бакунина. Среди посетителей – иностранцев: князь де Мерод-Вестерлоо, командан де Роовер с дочерью, бельгийсикий генерал барон Ванс с супругой, бар. Терминден и члены американского и английского посольств.
К 6 час. дня зал уже полон и все столики заняты. Начинается концерт и танцы. Играет русский струнный оркестр. В концертной программе прекрасные сольные выступления десятилетней балерины Ксении Пожидаевой («Русская» и «Гопак»), русские романсы в исполнении Л. Аликиной и баса Кумановского, вызвавшего восторг публики, а также искусного балалаечника И. Каладжа.
В конце вечера генералу Вансу и американской чете импровизированным хором из молодежи спели заздравную «чарочку», что доставило им явное удовольствие. Всем дамам были поднесены цветы.
Это был прекрасный вечер, несмотря на очень холодную погоду, привлекший к себе внимание русской и иностранной общественности и бельгийских военных кругов.
С. Симонович
«Русская Мысль» № 632, 12 февр. 1954.

Бельгийцы разоблачают советских провокаторов

В наиболее распространенной бельгийской газете «Ля Либр Бельжик» (от субботы 17-го апреля 1954 г. № 107) появилась (на первой странице) статья «Западни тайной деятельности советов», в которой подробно излагая систему шпионско-провокационной работы большевиков за границей, автор, «специалист советских проблем», пишет, между прочим:
«После смерти  Сталина новые руководители советов, между которыми нет согласия, чувствуют снова опасность со стороны эмигрантских центров. Поэтому работа против эмиграции усилилась.
В Москве организована особая служба, которая занимается розыском сведений о семьях эмигрантов, оставшихся в СССР. Она обязывает эти семьи писать письма своим близким за границей. Советские агенты посещают эмигрантов и вручают им письма. Если эмигрант соглашается на сотрудничество, он получает денежную поддержку, если нет, ему угрожают уничтожить его семью в СССР. Мало белых русских, которые склоняются перед этими действиями большевиков. Но достаточно ввести предателя, чтобы причинить большой вред. […]
Русский обще-воинский союз, который объединяет комбатантов войны 1904-1918 г. и который возглавлялся последовательно генералами Врангелем, Кутеповым и Миллером, является снова предметом советского внимания. Его тепершний председатель, уважаемый старый генерал [Архангельский], живущий в Брюсселе, является мишенью оживленной кампании клеветы и угроз.
Но особенно гнев и действия советских служб развиваются против Российского национального объединения и против русского журнала «Часовой».
Российское национальное объединение является организацией русских белых, старых и новых, которые объединились вне политических партий, с одной целью – идеологически бороться против большевизма и передать чаяния русского народа. Эти эмигранты имеют свои организации в 12 странах и их число увеличивается, несмотря на клевету и угрозы советских агентов. Их голос передается русским журналом «Часовой», издающимся в Брюсселе.
«Часовой»  выходит в течение 25 лет с перерывом во время немецкой оккупации. Он был в свое время провозвестником прекрасных идей генералов Врангеля, Кутепова и Миллера. Теперь он возбуждает надежды в антикоммунистических кругах… Экземпляры его, которые проникают за железный занавес и которые распространяются между офицерами и служащими, имеют отклики, которые беспокоят НКВД. Официальные представления советов с целью закрытия журнала не имели успеха, и тогда они использовали весь арсенал косвенных маневров: клевету, шантаж и, в течение некоторого времени, угрожающие письма его руководителям.
Мы следим с интересом за превосходной идеологической борьбой русских антикоммунистов, значение которой оправдывается советской работой против них. Но мы не можем изъять из нашей памяти воспоминания о похищениях Кутепова и Миллера, происшедших среди бела дня в Париже в 1930 и 1937 гг.
Мы хотим надеяться, что бельгийские власти примут все меры к наблюдению и нейтрализации советских подручных, и что Брюссель не сделается театром повторных драм.»
«Часовой» № 342, 1954, стр. 21.

Из воспоминаний капитана В.В. Орехова

Как только я переехал в Бельгию [в 1936 г.], я начал создавать новую политическую организацию – РНО или Русское национальное объединение. Центр был в Брюсселе, но появились постепенно отделения в Льеже, Антверпене, Шарлеруа. Русские эмигранты искренне сочувствовали моей инициативе и посильно помогали мне. Ряды пополнили после Второй мировой войны беженцы из СССР, но многие из них сразу стали хлопотать о своем переезде в США и другие государства на Американском континенте. Но все же многие остались в Бельгии.
Через некоторое время после освобожднения Бельгии от нацистов из-за провокации, устроенной большевистскими агентами, проникшими в бельгийскую политическую полицию, ряд бывших белых офицеров во главе с тогда уже престарелым председателем РОВС (Русского обще-воинского союза) были арестованы. В их числе оказался и я. Мы просидели без малого месяц в бывших казармах «Petit Château», раза четыре я был опрошен. Нас всех обвиняли в связи с немцами. Решительно никаких доказательств не было, и все мы были освобождены с официальными извинениями.
Вскоре после этого эпизода я возобновил издание «Часового», выпуск которого пришлось все же остановить. Советское посольство заявило протест, и первый министр Paul Spaak намеревался закрыть журнал, чтобы угодить СССР, но, к счастью, в то время во главе политической полиции стал господин Standaert, который категорически запротестовал против такого решения, давший мне самую положительную аттестацию. И спас «Часовой».
Не только после окончания Второй мировой войны мне из-за «Часового» грозила тюрьма, но и во время оккупации Бельгии гитлеровскими войсками. Немцы меня уже отвезли на допрос, как вдруг произошло что-то совсем неожиданное. Пришло письмо от президента Финляндии, в то время союзницы Гитлера против Сталина, с похвалой в мой адрес и с просьбой меня оставить в покое. Что и было сделано. Марщалу Маннергейму я был очень признателен за такую поддержку. Когда на горизонте появился Александр Исаевич Солженицын, я одним из первых оповестил о нем русскую эмиграцию и некоторых знакомых бельгийцев и, пока он еще был в СССР, принял немалое участие в присуждении ему Нобелевской премии. Когда писателя выслали и он окзался в Цюрихе, он связался со мной по телефону, и я поехал на встречу с Александром Исаевичем. При разговоре обнаружилась еще одна советская провокация. Дело в том, что до его высылки я стал получать «его» письма с просьбой осветить ему войну 1914-1917 годов. Я послал ему в Москву дюжину своих записей о войне и получил «его» предложение приехать на свидание с ним в Прагу. Это меня поразило, и я в Прагу не поехал, чуя, что там что-то нечистое. Во время нашего разговора с А. Солженицыным выяснилось, что советские спецслужбы, идеально подделав почерк писателя, хотели завлечь меня в Прагу и там создать миф о каком-то заговоре против советской власти. […]


Кап. В.В. Орехов

Русское национальное объединение (РНО) после войны стало крупной эмигрантской организацией, отделы и представительства создавались во многих странах русского рассеяния, вплоть до Японии. Но в конце концов РНО постигла та же участь, что и другие русские организации. Мне пришлось в болью в сердце объявить о прекращении нашей организации, нас оставались какие-то единицы, и то не совсем молодые. Должен здесь заметить, что РНО в течение многих лет существовало без всякой официальной помощи со стороны, но, несмотря на это, оно выполняло свой долг до самого конца своего существования. […]
Примерно та же участь постигла и «Часовой». Большинство его подписчиков  и читателей постепенно ушли на тот свет. Сохраняю о них всех добрую память и благодарность за то, что участвовали в общем полезном деле. Та же участь постигла все крупные организации Белого движения. О них, как о «Часовом», знают в России, и я в последнее время получал много писем оттуда, полных симпатии и благодарности за то, что мы с нашими скромными возможностями долгие годы служили России.
В.В. Орехов, «‘Воспоминания», в книге: Г. Рар, «…И будет наше поколенье давать истории отчет. Воспоминания», М., 2011, стр. 648-650.